Видео
Наталья Суворова
(доктор исторических наук, Омский государственный университет)
Сибирь и Поморье как колонизуемые окраины в дискурсе позднеимперских и раннесоветских экспертов
В ведении Переселенческого управления к концу XIX в. находились уже почти все территории Российской империи: как регионы выселения, так и вселения. Процесс, который связывал и объединял эти территории, определялся как колонизация. Производные от понятия «колонизация» в позднеимперском и раннесоветском научном и общественно-политическом дискурсе имели большое распространение. При этом в зависимости от среды использования понятия, времени и контекста содержание могло значительно корректироваться. Формирование и обсуждение перспектив колонизации создает специфическую среду колонизационных экспертов, включающую в себя как чиновников центральных и местных переселенческих структур, так и ученых, местную (областную) общественность. Эксперты не только собирали сведения о колонизуемых территориях, но и создавали новые классификации населения, сценарии и механизмы хозяйственной, социокультурной интеграции и обрусения окраинных регионов.

Сибирь и Поморье рассматривались уже в имперских колонизационных проектах как колонизуемые окраины со схожими условиями (малая населенность, заброшенность и пустынность, дикость населения) и перспективами (заселение, железная дорога, земледелие и промышленность). Трансформация образов регионов в изучаемый период проходит по похожему сценарию: от «безжизненной», «безнадежной» окраины к «кладовой неисчерпаемых богатств». Однако степень интегрированности / природненности, условия и время вхождения, очевидно, имели существенные различия и влияли на уже не столько на программу, сколько на статус территории. Могло ли Поморье, позиционирующее себя как «Русский север» или «исконно русский край», определяться как колония и какие обстоятельства сибирской окраины провоцировали общественных экспертов использовать именно эту формулу?

В докладе предлагается сравнение содержания и отношения к колонизационной терминологии на примере двух регионов и двух хронологических срезов. Для позднеимперского этапа возможно выявить сходство и расхождения в позициях официальных экспертов и региональной общественности. В условиях революций и Гражданской войны колонизационные эксперты под давлением властей или по собственному выбору продолжили свое участие в колонизационных практиках. Помимо кадровой преемственности, на протяжении всего периода сохраняется определенное интеллектуальное пространство для обмена колонизационными проектами (личная и деловая переписка, ведомственная периодика, новые образовательные проекты по подготовке чиновников-колонизаторов). Процессы переосмысления статуса окраинных регионов активизируются в связи с выработкой новой переселенческой и национальной политики, реформой районирования 1920-х гг. Научные труды и личные документы позволяют проследить изменения «колонизационной терминологии» не на уровне уже принятых документов и реализованных программ, но в процессе их обсуждения.

Исследования колонизационного дискурса в контексте самих процессов колонизации позволит избежать модернизации понятий, избавит их от современных политических спекуляций.
Аннотация