Видео
Ольга Глаголева
(профессор, научный сотрудник Центра исследований России и Восточной Европы при Университете Торонто)
Провинция как центр: изучение формирования локальной идентичности по материалам участия провинциального дворянства в кампании по созыву Уложенной комиссии 1767-1774 гг.
В предлагаемом докладе развиты положения и тезисы, высказанные в моей статье Дворянство, власть и общество в провинциальной России XVIII века: Подходы и методы изучения (в кн.: Дворянства, власть и общество в провинциальной России XVIII века / ред. О. Глаголева и И. Ширле. М., 2012), и конкретизированные в ходе реализации проекта Культура и быт русского дворянства в провинции XVIII в.: по материалам Орловской, Тульской и Московской губерний (http://adelwiki.dhi-moskau.de/).

Манифест «о вольности дворянской» 1762 г. стал важной вехой на пути формирования дворянского сословия в России и положил начало складыванию локальных дворянских сообществ. Небогатые провинциальные дворяне, составившие большинство среди тех, кто воспользовался дарованной Манифестом свободой, поспешили в свои имения, чтобы начать приведение в порядок запущенных родовых гнезд, налаживание хозяйства для обеспечения своих семейств и установление отношений с соседями.» Многие из них, пройдя военную или статскую службу в столицах или в полках, где они служили и жили бок о бок с представителями высшей аристократии и столичного дворянства, и в особенности те, кто побывал в Европе во время Семилетней войны (1756-1762), становились сознательными или невольными участниками процесса «культурного трансфера», т.е. обмена идеями и понятиями между столицей и провинцией, Европой и Россией, начатого еще реформами Петра и втянувшего в свою орбиту русскую провинцию после Манифеста 1762 г.

Однако, существовало ли в провинции дворянское общество, способное «квалифицированно» воспринимать европейские идеи? Отвечали ли конкретные условия жизни провинциальных дворян адекватному восприятию транслируемых идей? Какие цели преследовали провинциальные дворяне, стремившиеся модернизировать свою жизнь на европейский или столичный лад? И все ли стремились к «модернизации»? Семиотическая оппозиция «центр»-«периферия» одним из своих аспектов предполагает стремление «провинциалов» в «столицу». Но все ли провинциальные дворяне разделяли мечту чеховских барышень «В Москву, в Москву»?

В докладе предложены соображения автора на поставленные и подобные им вопросы, основанные, прежде всего, на исследовательских подходах локальной истории к новым материалам, отражающим участие дворянства Тульской и Орловской губерний в кампании по созыву Уложенной комиссии 1767-1774 гг. Сравнение дворянских сообществ двух типично «провинциальных» губерний с участием в кампании дворянства Московской губернии помогает увидеть специфические черты русского провинциализма, выявить региональные особенности культуры и быта провинциального дворянства, проанализировать формы социального взаимодействия дворян и специфику их интересов, а также особенности формирования локальной идентичности.
Аннотация