Лонгрид
Несмотря на большую временную дистанцию, события революций 1917 г. и Гражданской войны по-прежнему остаются в центре как научного, так и общественного внимания. Основной интерес, однако, сосредотачивается вокруг происходившего в двух столицах страны и в Сибири. Перипетии смены власти на Дальнем Востоке остаются практически без внимания. А ведь в 1917-1922 гг. регион пережил насыщенную и драматическую историю, которая по своему накалу напоминает отчасти сюжет известного сериала «Игра престолов»: военные столкновения на Камчатке, уничтожение города Николаевска-на-Амуре, создание собственного государства, оккупация северного Сахалина японцами (южный уже принадлежал Японии после русско-японской войны) и многое другое. Но даже по меркам насыщенной событиями истории Дальнего Востока происходившее во Владивостоке в это время серьезно выделяется на общем фоне.
Парад японцев во Владивостоке.
Гражданская война на Дальнем Востоке: общий контекст

После падения монархии, как и в целом по стране, на Дальнем Востоке установилось двоевластие — борьба шла между комитетами общественной безопасности (поддерживавших Временное правительство) и советами рабочих и солдатских депутатов. После Петроградских событий октября 1917 г. в большинстве городов Дальнего Востока власть перешла к советам, в которых лидирующие роли играли большевики. После начала интервенции стран Антанты, ставившей целью принудить Россию к продолжению участия в Первой мировой войне, антибольшевистские силы на Дальнем Востоке активизировались. В начале апреля 1918 г. во Владивостоке высадился японский десант, в мае в Приморье со стороны Маньчжурии вошли войска атамана Ивана Калмыкова, в конце мая восстал Чехословацкий корпус. Все это привело к падению советской власти на Дальнем Востоке и в Сибири — так началась Гражданская война. В Омске адмирал Александр Колчак был провозглашен Верховным правителем России. В его подчинении находился и Дальний Восток. Однако в январе 1920 г. командование Чехословацкого корпуса передало Колчака в руки большевиков в обмен на право покинуть Россию. После этого власть в городах Дальнего Востока снова начала переходить в руки красных, армия которых захватывала один город за другим.

Параллельно США, Британия и Франция, считая, что дальнейшая интервенция не имеет смысла, объявили о выводе своих войск с территории Дальнего Востока. Чтобы избежать столкновений с оставшейся в России японской армией, на территории Дальнего Востока была объявлена независимая республика, которая официально просуществовала до ноября 1922 г., когда власть большевиков окончательно утвердилась на территории всей России (за исключением северного Сахалина, который был оккупирован до 1925 г.).
Владивосток 1917-1920 гг.

После событий октября 1917 г. во Владивостоке власть перешла к Совету рабочих и солдатских депутатов во главе с большевиками Арнольдом Нейбутом и Константином Сухановым. После высадки войск Антанты во Владивостоке и мятежа Чехословацкого корпуса власть в городе перешла к белым. После череды выборов (прошедшие в июле 1918 г. выборы в Городскую думу, на которых победили социалисты, были признаны недействительными; явка на повторных выборах составила 11,4%) в июле 1919 г. главой края стал колчаковский генерал Сергей Розанов. С этого момента и вплоть до конца 1922 г. жизнь в городе утратила всякое спокойствие, а власть сменялась едва ли не каждые полгода.

Имевший славу жесткого руководителя, генерал Розанов был радостно встречен жителями — от него ждали наведения порядка. Ожидания, однако, не оправдались. Офицеры и солдаты Белой армии в городе злоупотребляли своим положением и часто вели себя агрессивно. Резонансными стали убийства двух офицеров из числа союзных для Белой армии войск интервентов (чеха и американца). Это позволило странам Антанты потребовать от Розанова вывода российских войск из Приморья. Только личное вмешательство Колчака смогло разрешить ситуацию. Кроме того, во время пребывания Розанова у власти известно как минимум о двух попытках переворота.

В ноябре 1919 года Радола Гайда, чешский офицер, ставший на сторону Колчака, но позже перешедший в оппозицию к нему, возглавил военный мятеж в городе. Бои развернулись на территории железнодорожного вокзала Владивостока (центр города, напротив вокзала располагался штаб крепости города): с обеих сторон велась ружейная и пулеметная стрельба, а вагоны с гайдовскими солдатами забрасывали гранатами. Когда мятеж был подавлен, от Розанова ожидали жесткой расправы над главой заговорщиков. Вот как описывает это непосредственный участник событий: «…разгрому мятежников население Владивостока в своей подавляющей массе было чрезвычайно радо. «Четвертовать его» — таково было общее пожелание населения, относившееся к главарю восстания. И большинство, огромное большинство населения с мало скрываемой радостью ожидало, что бывший кумир и любимец Белой Сибири… будет всенародно казнен». Однако Розанов, несмотря на ожидание казни как со стороны населения, так и со стороны офицеров, отпустил Гайду.
Практически сразу же (в конце января 1920 г.) мятеж устроил батальон егерей — личный конвой генерала Розанова. Поддавшись влиянию пропаганды большевиков, ставя своей целью свержение генерала, они заперлись в коммерческом училище и не предпринимали активных действий, ожидая присоединения других воинских частей, чего, однако, не произошло.

Отношение жителей Владивостока ко всем этим событиям иллюстрирует интересный эпизод из воспоминаний полковника Карла Хартлинга. Во время подавления мятежа егерей напротив здания училища выставили пулеметы и пушку. Готовящиеся к стрельбе солдаты пытались предупредить об опасности прохожих, двух пожилых женщин. Когда их остановили и объяснили, что сейчас начнется стрельба, «[с]тарушек это как-то совсем не удивило и одна только спросила: «Как, опять "переворачиваетесь"?». А другая добавила: «Ну, ну, переворачивайтесь!». Перевороты (и их попытки), превратившись в обычное дело, заметно снижали политическую вовлеченность горожан в происходящие в городе события.

Это была не последняя попытка мятежа — руководство Военно-инструкторской школы также готовило переворот против генерала Розанова. Их планам не суждено было сбыться: офицеры были арестованы сочувствовавшими большевикам юнкерами. Генерал Розанов к тому времени уже бежал. В конце января 1920 г. во Владивостоке установился большевистский режим.

Владивосток в 1920-1922 гг.

Во главе созданной Приморской Областной Земской управы стал эсер Александр Медведев, но главную роль в этой управе, по мнению современников, играл большевик Петр Никифоров, глава финансово-экономического бюро (позже — председатель совета министров Дальневосточной Республики). Новое правительство установило дружеские отношения с интервентами, после чего началась их постепенная эвакуация.

Исключение составили войска Японии, руководство которых во Владивостоке было главным противником новой красной власти. После произошедших в середине марта 1920 г. столкновений в Николаевске-на-Амуре, во время которых был уничтожен японский гарнизон, в ночь с 4 на 5 апреля 1920 г. японцы обстреляли важнейшие объекты Владивостока, арестовали, ограбили, избили множество людей. Около 2000 человек были убиты. В результате этих событий были арестованы и убиты многие коммунисты, имена которых известны жителям города по названиям улиц: Сергей Лазо, Всеволод Сибирцев, Алексей Луцкий и др. Гибель партизана Лазо была мифологизирована большевиками: согласно официальной советской версии, он был заживо сожжен в топке паровоза. Современные историки такую версию гибели полагают неправдоподобной.

Японские войска во Владивостоке дискредитировали себя настолько, что после захвата ими власти никто не решился принять ее из их рук. Именно поэтому японцы были вынуждены начать сотрудничество с красными. В результате Приморье вошло в состав недавно образованной Дальневосточной Республики, а власть в регионе перешла к коммунисту Василию Антонову. Японцы, однако, не оставляли планов по свержению власти большевиков во Владивостоке, продолжая поиск тех, кто мог бы возглавить регион.
Параллельно с этим, 4 января 1920 г. Колчак назначил атамана Григория Семенова главой Восточной Российской Окраины, что фактически означало передачу ему власти на Дальнем Востоке. Семенов, человек чрезвычайно амбициозный, активно сотрудничал с японцами в Приморье, но был непопулярен среди белых.

Атаман вместе с братьями-коммерсантами Николаем и Спиридоном Меркуловыми готовил очередной переворот в Приморье. Однако Меркуловы, предав Семенова, стали главными выгодоприобретателями этого события (май 1921 г.), став во главе Приморья. Семенов же, остававшийся на корабле во Владивостоке, оказался в трудном положении: Меркуловы дали приказ стрелять на поражение, если он попытается покинуть судно. Неугомонный казачий атаман, впрочем, смог бежать, переодевшись и притворившись пьяным.

Новое правительство Меркуловых, также сотрудничавшее с красными во Владивостоке, закономерно вызвало недовольство оставшихся в Приморье сторонников белых, однако к этому времени возможность спасти регион от коммунистов становилась все более призрачной, а инициатива очередного переворота казалась бесперспективной.

В конце лета 1922 г. во Владивостоке был созван Приамурский Земский собор [1] , принявший решение о восстановлении монархии дома Романовых. На время поиска претендента на «престол» временным главой в статусе диктатора был избран генерал Михаил Дитерихс. Спиридон Меркулов (глава правительства) не признавал новую власть и, по выражению атамана Семенова, «крыл» со своего балкона Земский собор. На выступления бывшего премьера сходились толпы людей. После окончания очередной речи аудитория не расходилась: толпа буквально перегородила дорогу, чтобы послушать выступления участников Собора, критиковавших Меркулова.

Когда в октябре 1922 г. Красная Армия под руководством Иеронима Уборевича была уже на подступах к Владивостоку, а генерал Дитерихс бежал, во Владивостоке произошел еще один переворот, названный «‎плакатным». Кроме расклеивания плакатов о переходе власти к новому правительству дело дальше не двинулось. Три новых министра попытались захватить кассу Городской думы, которая оказалась уже разграбленной к тому времени.

Оставшиеся во Владивостоке белые, отступая, устроили в городе террор против сторонников большевистской власти. Уже в 1923 году в бухте нашли два связанных трупа, это были Николай Башидзе и Александр Гульбинович. Действия белых нашли отражение в советской легенде о «сердце Боневура», повествовавшей о юном революционере, которому белые вырезали сердце.
[1] Апелляция к традиции народного представительства XVI-XVII вв.
25 октября 1922 года Красная Армия вошла во Владивосток. По-видимому, неважно, как жители относились к коммунистам, – введение войск означало стабилизацию политической жизни и прекращение систематического разграбления Владивостока. К началу Гражданской войны в портовых складах и на кораблях оставалось множество различных товаров. Каждое новое правительство Владивостока использовало эти ресурсы в своих целях, и каждое свергнутое правительство при побеге старалось забрать как можно больше. В итоге во Владивостоке начала 1920-х гг. царила разруха и нищета. Придя к власти в Приморье, большевики установили высокие налоги, однако общество при всем недовольстве активных действий к сопротивлению не принимало. Сказалась усталость от постоянных переворотов, а также воспитанная временем политическая пассивность.
Город переворотов:
Владивосток в 1917-1922 гг.
Дмитрий Шевский
стажер-исследователь
Международной лаборатории региональной истории России
НИУ Высшая школа экономики
Штаб Крепости
Вокзал после подавления мятежа Гайды
Земская управа после расстрела японцами
Красная Армия во Владивостоке
Источник изображения: газета "Владивосток". 2009 (3 апреля)
Убитые гайдовцы
Семенов Г. М. О себе. Воспоминания, мысли и выводы. — М.:ACT, 2002
1.
2.
3.
4.
5.
Хартлинг К.Н. На страже Родины. События во Владивостоке. Конец 1919 г. — начало 1920 г. Б/м, 1935
Прей Э.Л. Избранные письма. 1894-1906 (под ред. Б. Игемансон). Владивосток: Рубеж, 2012
Власов С. А. Очерки истории Владивостока. Владивосток: Дальнаука, 2010
История Дальнего Востока России. Том 3. Книга 1. Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны. Владивосток: Дальнаука, 2003