Статья
Стажер-исследователь Международной лаборатории региональной истории России НИУ Высшая школа экономики
Полина Левина
Забытый наместник русского императора: Юзеф Зайончек
Юзеф Олешкевич, Джеймс Хопвуд.
Портрет Казимира Пулавского

Источник изображения: Исторические материалы
Войцех Коссак. Костюшко ведет в атаку косарей
По правую руку от Тадеуша Костюшко – Юзеф Зайончек

В 1815 году завершился Венский конгресс – общеевропейская конференция, направленная на восстановление порядка, нарушенного Французской революцией и Наполеоновскими войнами. Одной из важнейших задач конгресса стало определение новых границ европейских государств и, в частности, решение польского вопроса. В результате долгих переговоров польские земли, объединенные Наполеоном в 1807 году в марионеточное государство Герцогство Варшавское, вошли в состав Российской империи в форме автономного конституционного образования – Царства Польского. Его главой стал российский император Александр I, принявший титул польского короля.

Безусловно, император не мог управлять регионом, не имея в нем своего представителя. Конституция 1815 года, дарованная Александром Царству Польскому, учредила должность наместника, обязанности которого были близки полномочиям генерал-губернатора Российской империи и предполагали управление администрацией королевства. Первым человеком, занявшим этот пост, стал польский генерал Юзеф Зайончек, обладавший неоднозначным прошлым и сложной судьбой.

Удивительно, но отечественная историография долгое время упускала данный факт, называя первым наместником куда более известную личность – брата Александра, великого князя Константина. Более того, эта ошибка время от времени возникала и в относительно поздних и даже современных исследованиях, касающихся истории русско-польских отношений в период от Венского конгресса до Ноябрьского восстания 1830–1831 годов.

В действительности Зайончек был наместником Был наместником в течение 11 лет – с 1815 г. до своей смерти в 1926 г., когда его обязанности перешли к Константину, до того являвшемуся главнокомандующим польской армией. Новое назначение не осталось незамеченным в польском обществе: многие поляки выразили беспокойство тем, что столь важную должность занял брат императора, а не их соотечественник. Фактическое упразднение должности наместника (Николай I передал его функции Административному совету) и усиление власти Константина связывалось с возможным ужесточением имперской политики и ограничением существовавших до этого прав и свобод.
Януарий Суходольский. Штурм Очакова 6 декабря 1788 г.
В ноябре 1825 года умер Александр I; через полгода после его смерти, в июле 1826 года из жизни ушел 73-летний Юзеф Зайончек. Пришедший к власти Николай I ужесточил политику в Царстве Польском: одним из его важных решений стала передача всех функций бывшего наместника не поляку, а отказавшемуся от российского престола старшему брату – Константину Павловичу. Непростые настроения в обществе постепенно нарастали все сильнее: действия Константина еще во время наместничества Зайончека иногда вызывали беспокойство, о чем, в частности, сигнализировал Александру I Чарторыйский. В 1830 году в Польше началось кровопролитное Ноябрьское восстание, целью которого являлось освобождение от имперской власти. Его поражение знаменовало собой новый период польской истории в составе Российской империи: Конституция 1815 года была заменена Органическим статутом, а само Царство Польское потеряло свой особый статус, фактически став русской провинцией.

Однако этот непростой период – истоки которого были тесно связаны с патриотической деятельностью Зайончека – бывшему реформатору и верному, но скоро забытому наместнику не суждено было застать.
В гвардии Франциска Ксаверия Браницкого Зайончек выслужился до звания полковника. Тем не менее, достигая успехов на военном поприще, он продолжал интересоваться внутриполитической обстановкой в Речи Посполитой. Во время службы в гвардии Зайончек активно участвовал в заседаниях сеймов, выдвигая собственные предложения по реформированию польской армии.

Конец 1780-х годов стал особенным, переломным для Речи Посполитой периодом. В 1788 году открылся Четырехлетний Сейм, в ходе которого были проведены глубокие общественно-политические и экономические реформы польского государства. Будучи к тому моменту заметной фигурой польского общества, Юзеф Зайончек не мог остаться в стороне от столь значимых для страны событий. Он принял неожиданное решение – оставить службу у пророссийски настроенного Браницкого и присоединится к патриотам-реформаторам. Вместе с известным польским просветителем Гуго Коллонтаем Зайончек начал работу над главным итогом заседаний Сейма – Конституцией 1791 года, вошедшей в историю как Конституция 3 мая.
Важно, что при работе над Конституцией Зайончека интересовала не только предлагаемая им ранее военная реформа. Недавний сторонник консервативно настроенного коронного гетмана, Зайончек вдруг выразил прогрессивные и даже революционные для своего времени взгляды.

Конституция 3 мая действовала в Польше 19 месяцев. Под давлением Российской империи она была отменена в ноябре 1793 года на Гродненском сейме, в ходе которого было объявлено решение о втором разделе Речи Посполитой. Зайончек с сожалением написал об этом: «Мы приняли ее [Конституцию] слишком поздно для ее установления, но главное – мы не приложили достаточных усилий для ее защиты».

Приближавшийся 1794 год стал переломным для польской истории. Желание вернуть утерянную независимость и провести давно необходимые преобразования нашло отражение в отчаянном и кровавом восстании, лидером которого стал Тадеуш Костюшко. Важную роль в последней попытке борьбы за независимость сыграл и Юзеф Зайончек.

Он принял активное участие в борьбе с интервентами, примкнув к сложившейся вокруг Гуго Коллонтая группе польских якобинцев. Вдохновленные идеями Французской революции, якобинцы представляли собой наиболее радикально настроенную часть восставших. Целью революционеров являлось не только освобождение Речи Посполитой от иностранного вмешательства, но также завершение масштабных общественно-политических преобразований.

Имея высокое военное звание – после битвы под Рацлавицами в апреле 1794 г. его произвели в генерал-лейтенанты – Зайончек был близок главнокомандующему Тадеушу Костюшко. После поражения восставших в битве при Мацеевицах, в результате которой Тадеуш Костюшко оказался в плену, Зайончек, обладавший высоким авторитетом и большим опытом, стал временным главнокомандующим польской армии. Вместе с генералом Томашем Вовжецким он руководил обороной Варшавы, павшей в ходе штурма, проведенного русскими войсками под командованием Александра Суворова.
25 октября восставшие согласились на капитуляцию. Через год, осенью 1795 года, Пруссия, Австрия и Россия подписали соглашение о третьем разделе Речи Посполитой: Польша исчезла с карты Европы на долгие 123 года. После поражения восстания Зайончек уехал во Францию и поступил на службу в армию Наполеона Бонапарта. Служба во французской армии во время Наполеоновских войн стала довольно распространенной практикой среди польских патриотов: многие из них видели в ней реальную возможность еще раз побороться за независимость своей страны в союзе с сильнейшей армией Европы.

Однако служба в наполеоновской армии не принесла Зайончеку счастья. Участвуя в русской кампании Наполеона, Зайончек трижды был ранен под Смоленском; в печально известной битве при Березине он и вовсе потерял правую ногу. Война 1812 года закончилась для генерала российским пленом.

Назначение наместником Царства Польского

Как же получилось, что выбор Александра I пал именно на Юзефа Зайончека – человека, принимавшего активное участие в разработке носивших революционный характер реформ; мятежника, сподвижника Тадеуша Костюшко и руководителя обороной Варшавы; наконец, генерала, выступавшего на стороне Наполеона против России в войне 1812 года?

Полномочия наместника формально являлись очень широкими: человек, занимавший эту должность, получал всю полноту исполнительной власти (за исключением внешней политики), имел право созыва сеймов и сеймиков, утверждал бюджет, заведовал делами в военном ведомстве, мог назначать на пожизненные должности, присваивать титулы и королевские награды. При этом, выбирая кандидата, Александру было необходимо по возможности угодить польскому обществу, с одной стороны, уставшему от долгих потрясений и, с другой стороны, все еще продолжавшему надеяться если не на полную независимость, то, по крайней мере, на широкую автономию. Официальное назначение наместником великого князя Константина Павловича могло спровоцировать новые нежелательные волнения.

Более верным решением казалась передача Константину широких полномочий в рамках другой – менее символически значимой – должности. Поскольку еще в 1814 году Константин руководил созданием Польской армии, назначение его главнокомандующим представлялось последовательным и логичным шагом. Вместе с тем, поскольку в обязанности наместника входило ведение дел в военном ведомстве, Константин получал возможность постоянно и тесно взаимодействовать с назначенным на эту должность.

Сложным, однако, являлся ответ на вопрос, кого именно из польских политических деятелей следует назначить наместником Царства Польского. Так, например, одним из возможных кандидатов являлся Адам Ежи Чарторыйский – бывший член Негласного комитета, близкий Александру человек, внесший множество предложений во время подготовки Конституции 1815 года и активно влиявший на внешнюю политику Александра I в начале его правления.
Щукин С.
Портрет Адама Ежи Чарторыйского

Филипп Домбек.
Въезд генерала Зайончека в Люблин в 1826 году
Д.Д. Неелов сенатор Джордж Доу, Томас Райт. Портрет великого князя Константина Павловича
В данной статье мы рассмотрим биографию первого наместника Царства Польского и попытаемся ответить на вопрос, почему историки предпочитали обходить фигуру Юзефа Зайончека своим вниманием. Выбор, сделанный Александром в пользу кандидатуры Юзефа Зайончека, оказался несколько неожиданным как для польских, так и для русских современников событий. Одной из причин тому являлась непростая биография на тот момент уже пожилого генерала.

Сложное прошлое: реформатор и революционер

Юзеф Зайончек родился в Каменце-Подольском (современная Украина, в XVIII в. – Речь Посполитая) в семье полковника Антония Зайончека в 1752 году. Его детство и юность совпали с периодом обострения тяжелого кризиса, затронувшего все сферы польской общественной жизни.

«Непостижимая смесь веков древних и новых, духа монархического и республиканского, феодальной гордыни и равенства, роскоши и нищеты», – писал о Польше второй половины XVIII в. посол французского короля Людовика XVI Луи-Филипп де Сегюр.

Внутренний экономический и общественно-политический кризис усиливал угрозу иностранного вмешательства во внутренние дела государства. Молодому Юзефу Зайончеку предстояло стать не только свидетелем, но и активным участником последующих трагических событий польской истории.

Зайончек пошел по стопам отца и в возрасте 16 лет поступил на военную службу. В тот же период он присоединился к Барской конфедерации – выступлению шляхты, направленному на защиту Речи Посполитой от вмешательства Российской империи. В качестве секретаря он даже сопровождал одного из видных конфедератов – Михаила Вельхорского – в его поездке во Францию. В Париже Зайончек прожил несколько лет, за время которых ему удалось завязать довольно много полезных знакомств и лучше познакомиться с идеями французского Просвещения. В частности, он встретился с лидером Барской конфедерации Казимиром Пулавским, который оказал существенное влияние на его политические взгляды.
Юзеф Олешкевич, Джеймс Хопвуд. Портрет Казимира Пулавского
Барская конфедерация потерпела поражение, что стало одной из причин первого раздела Польши. Казимир Пулавский принял решение покинуть Францию и уехать в Османскую империю, которая на тот момент находилась в состоянии войны с Россией. Впечатленный личными качествами Пулавского, Юзеф Зайончек последовал за ним. Однако став свидетелем победы русских войск в битве при Козлуджи (совр. город Суворово в Болгарии, в XVIII в. – Османская империя), молодой офицер вновь уехал во Францию, откуда в скором времени выехал на родину.

Разочарованный поражением конфедерации и вмешательством во внутренние дела Польши иностранных государств, Зайончек сосредоточился на собственной карьере. Воспользовавшись покровительством богатого рода Сапега, он поступил на службу в гвардию великого коронного гетмана Франциска Ксаверия Браницкого – человека, в прошлом выступавшего против конфедератов и выражавшего очевидно пророссийские взгляды. Под его командованием он участвовал на стороне русских войск в осаде крепости Очаков во время русско-турецкой войны 1787–1791 гг.
Януарий Суходольский. Штурм Очакова 6 декабря 1788 г.
Ян Матейко. Конституция 3 мая 1791 года
Однако назначение Чарторыйского наместником Царства Польского было невозможно по целому ряду причин. Еще в 1804 году решение Александра I назначить своего близкого друга министром иностранных дел Российской империи вызвало недовольство в русском обществе. Сам Чарторыский объяснял негативное отношение к своей персоне так: «Поляк, пользующийся полным доверием императора и посвященный во все дела, представлял явление оскорбительное для закоренелых понятий и чувств русского общества».

Александру была хорошо известна позиция Чарторыйского в отношении польского вопроса. Указывая на неразрывную связь Польши и России и признавая, что самостоятельность Царства Польского должна быть ограничена, Чарторыйский тем не менее не прекращал надеяться на восстановление Польши в качестве отдельного и независимого государства. К тому же, деятельный и амбициозный Чарторыйский пользовался уважением в польском обществе, его идеи имели сторонников, что, безусловно, вызывало некоторые опасения императора, чьи взгляды на положение Польши в 1815 году уже не были столь близки убеждениям друга юности.

Таким образом, ни Константин Павлович, ни Адам Чарторыйский, являясь, пожалуй, наиболее возможными кандидатами на данную должность, в действительности, с точки зрения Александра I, на нее не подходили. Император предпочел передать широкие полномочия кому-то менее заметному, не имеющему больших амбиций и, что немаловажно, всецело зависящему от решений российской власти, благосклонно выдвинувшей его на столь высокий пост.

Таким человеком стал уставший от больших потрясений, уже довольно пожилой (в 1815 году генералу исполнилось 63 года), потерявший ногу под Березиной Юзеф Зайончек. Поражение под командованием Наполеона стало его последней попыткой борьбы за независимость Польши. Оказавшись в плену, он без больших колебаний начал сотрудничать с имперской властью. Вместе с Константином Зайончек приступил к работе над созданием Польской армии, проявив себя как человек исполнительный, спокойный, и главное – не имевший ни личных целей, ни противоречащего монарху мнения.

Может, однако, показаться странной столь сильная перемена во взглядах Зайончека. Назначение его наместником неприятно удивило польских современников, расценивших согласие бывшего реформатора и революционера как предательство. В действительности его выбор возможно объяснить как общим разочарованием, так и прошлой биографией, в которой уже возникали подобные эпизоды – достаточно вспомнить поступление на службу к пророссийски настроенному Франциску Ксаверию Браницкому после поражения Барской конфедерации и первого раздела Польши. Непростое положение, в котором оказался этот постаревший и больной человек, вероятно, подтолкнуло его к решению спокойно принять существующую реальность и выбрать благополучную старость.
Забвение

В целом, есть нечто вполне естественное в том, что фигура Зайончека оказалась подвергнута забвению. Действительно, занимая столь важный пост в Царстве Польском, он никогда не принимал значительных самостоятельных решений. Александр I, Константин Павлович, Чарторыйский, Новосильцев, Потоцкий – эти люди играли куда более важную роль, определяя дальнейший пусть развития польского королевства. Тот факт, что в отечественной историографии долгое время было распространено мнение, что наместником Царства Польского с 1815 года был именно Константин, объясняется прежде всего удивительной незаметностью Зайончека.

Безусловно, будучи наместником, Зайончек совершал определенные важные для Царства Польского действия. Так, например, в 1819 г. он наложил запрет на публикацию «произведений всякого рода» и, таким образом, завершил процесс становления строгой цензуры. А в 1821 г. наместник издал указ о временной приостановке деятельности масонских лож – мест, где польская интеллигенция довольно часто обсуждала внутриполитические вопросы. Однако данные шаги никогда не являлись самостоятельными решениями: как справедливо заметил историк Б. В. Носов, все хорошее, и все дурное, что делал Зайончек в Польше, едва ли может быть признано его заслугой или же поставлено ему в вину лично; он был только выразителем политики, которую проводили на польских землях консервативные правящие круги России и Королевства Польского во главе с российским императором Александром I.

Польские современники, а вслед за ними и польская историография, напротив, хорошо запомнили период наместничества Зайончека: старый генерал плотно закрепился в польской коллективной памяти как пример непозволительной измены родине ради собственной выгоды. Распространенным явлением стали ироничные стихи, образные выражения и шарады, высмеивающие польских чиновников, активно сотрудничавших с империей. Еще в период власти Зайончека в обществе бытовала поговорка: «Zajączek z ducha, świnka z obyczaju» («Душа зайчонка, манеры свинки»), обыгрывающая фамилию наместника и герб Свинка, к которому принадлежал его род. Прошлое генерала как реформатора, революционера и сторонника Тадеуша Костюшко померкло; и в настоящее время о нем редко говорят и пишут в таком ключе.
Похороны Александра I. Зайончек – четвертый справа в первом ряду (на стуле)
  1. Барковец А. И., Обатурова М. Н. Цесаревич Константин Павлович. СПб., 2000
  2. Кучерская М. А. Константин Павлович. М., 2005
  3. Польша и Россия в первой трети XIX века. Из истории автономного Королевства Польского. 1815–1830. М., 2010
  4. Чарторыйский А. Мемуары князя Адама Чарторыйского и его переписка с императором Александром I. Т. I–II. М., 1912, 1913.
  5. Cegielski T., Kądzieła L. Rozbiory Polski. 1772–1793–1795. Warszawa, 1990
  6. Kądziela Ł. Narodziny konstytucji 3 maja. Warszawa, 1991
  7. Nadzieja J. Generał Józef Zajączek. 1752–1826. Warszawa, 1975
  8. Nadzieja J. Od Jakobina do księcia namiestnika: Jozef Zajączek. Katowice, 1988
  9. Zajączek J. Histoire de la révolution de Pologne en 1794, par un témoin oculaire. Paris, 1797